Алан Кочиев, rupor_naroda (rupor_naroda) wrote,
Алан Кочиев, rupor_naroda
rupor_naroda

Как можно говорить людям: «Мы вас любим, мы хотим с вами жить», и вот так поступать

Как это было – рассказывают выжившие

Валиева Фатима Казбековна, 1969 г.р., жительница с. Хельчуа Цхинвальского района РЮО

Когда весь этот ужас начался, мы спрятались в подвале одного из домов. Думали спастись там. Теперь этот дом тоже полностью разрушен. Люди бежали, неизвестно куда. Я не знаю, они специально обстреливали или что, но снаряды постоянно здесь падали. Когда мы одного из раненных занесли сюда, снаряд упал близко где-то. Только чудом мы остались живы.
Мы просто не ожидали, что такое может случиться. Не знаю… Они здесь даже автоматами не стреляли – минометами, установками «Град» – есть все следы, выжженная земля, осколки. Если бы мы знали, если бы ожидали, то может быть приготовились бы, и такого бы не произошло.
Потом грузинские военные вошли в село, установили здесь свои посты, взламывали дома, даже продукты, которые были в подвалах у людей, они забирали. Мы бежали в лес, хотели спастись, а они сзади нас обстреливали. Бомбили самолетами. Мы не знали, что происходит. Они так обстреливали – вся дорога изрыта. На той дороге, по которой люди бежали за горы, ни одного зеленого листочка – выжженная земля.
На моих глазах погиб наш сосед Ибрагим Кисиев. Был очень сильный обстрел, и мы не могли донести его до дома. Когда интенсивность огня уменьшилась, мы оттащили его за ноги с дороги и перетащили в соседский дом, положили его пока там. Через некоторое время под постоянным обстрелом, мы кое-как вырыли ему могилу в огороде их собственного дома, и перенесли туда. Похоронили, завернув в целлофановую пленку. Только через тринадцать дней его родные смогли вернуться в село и по всем обычаям его перезахоронить. Всего в нашем селе убили двух человек, восемь было ранено, в том числе старики, женщины, девятнадцатилетняя девушка.
Тех, кого они (грузинские военные) заставали здесь, избивали. Они забрали двух людей в соседнее грузинское село…
Потом, когда мы вернулись в село, ребята приносили те сухпайки что остались от грузин, но они не наши какие-то. Американские, наверно. Иностранные надписи на них.
Пока длилась эта война, мы думали, что мы все умрем. Мы не надеялись, что мы останемся живы. И вот когда русские начали обстреливать позиции, откуда в нас стреляли, у нас появилась надежда, что все будет хорошо.
Я не могу понять, почему была эта война. Нам как говорили? – Что мы нужны грузинам, что они нам ничего плохого не сделают. Это был обман. Это же на лицо. Факт на лицо. Как можно говорить людям: «Мы вас любим, мы хотим с вами жить», и вот так поступать. Не представляю, как такое случилось.
Tags: война, грузины, селение Хельчуа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments